будет:
Заседания проводятся два раза в месяц (исключая период с июня по сентябрь)
14
17:00
декабря
355
заседание
Доклад:
О дате цензурного разрешения четвертого тома Пушкинского "Современника"
Докладчик: И.С. Сидоров
Обосновывается предположение о том, что указанная на томе дата цензурного разрешения не соответствует действительности.
↓ было:
30
17:00
ноября
354
заседание
Доклад:
Что может увидеть современный лингвист в строках об изменившейся Татьяне
Докладчик: Н.К. Онипенко
В докладе будут рассматриваться отдельные строфы из 8-й главы "Евгения Онегина", которые обсуждаются лингвистами и литературоведами в связи 1) с семантикой указательных местоимений; 2) в связи с функциями вводных слов в тексте Пушкина. Будет показано, что в обоих случаях для интерпретации языковых средств (и целых стихотворных фрагментов) важно учитывать противительные отношения как на уровне предложения, так и на уровне текста. Будет показано, что и изменения в Татьяне, и изменение отношения Онегина к Татьяне обнаруживаются, в том числе, в противопоставленности местоимений "эта" и "сия". Будут сопоставлены внутренняя и внешняя точки зрения на изменившуюся Татьяну и проанализированы языковые средства, маркирующие эти точки зрения.
09
17:00
ноября
353
заседание
Доклад:
По следам «Клеопатры»: «Тамара» Лермонтова
Докладчик: А.А. Белый
Давно замечено сходство «Тамары» Лермонтова с  «Клеопатрой» Пушкина. И там, и там любовников ожидает смерть за ночь с царицей. Но у Пушкина смерти нет, есть лишь ее угроза. У Лермонтова есть – ею должна закончиться ночь любви. Вызов Клеопатры, как и чары Тамары,  превращают цариц в столь же мощное, восхитительное и страшное явление как «бездны мрачные» и «разъяренный океан». В число экстраординарных по сокрушающей силе природных явлений Пушкин вводит и плотскую любовь:
         И Девы-Розы пьем дыханье, –
         Быть может... полное Чумы!
Вслед за ним Лермонтов представляет«пир любви» как одну из важнейших составляющих жизни. Тем самым он углубляет полемику с аскетическим духом церковного отправления веры, до него начатую Пушкиным в «Пире во время чумы».  
19
17:00
октября
352
заседание
Доклад:
ПЕВЦЫ.ВОИНЫ. ПРОРОКИ (А.С. Пушкин и царь Давид).
Докладчик: В.С. Листов
Предлагаемая работа посвящена двум основным темам: во-первых, тому, как в произведениях Пушкина преломляется поэзия 1,2 и 3 Книг Царств Ветхого Завета; во-вторых, тому, как Пушкин на своём жизненном пути подражал псалмопевцу, творчески переосмысливал пророческую судьбу библейского царя. В этих контекстах автор обсуждает как основные произведения поэта ("Борис Годунов", "Евгений Онегин", "Медный всадник", "Путешествие в Арзрум", "Капитанская дочка" и др.), так и пушкинскую лирику, эпиграммы, эпистолярное наследие. Автор доклада пытается проследить, как некоторые мотивы биографии древнего пророка почти через три тысячелетия "возрождаются" в драматических подробностях жизни Пушкина, в его изменчивой судьбе. Сходства и различия этих двух судеб и есть одно из основных направлений работы. На всём её протяжении обсуждаются также явные и скрытые обращения Пушкина к боговдохновенному поэтическому творчеству одного из самых почитаемых ветхозаветных пророков, чьё имя входит в родословие Иисуса Христа. В завершение работы автор напоминает о христианской кончине Пушкина. На последней своей исповеди и причастии он, как и все православные, слышит имя Давида, грешника раскаявшегося и прощёного...
дизайн, иллюстрации, вёрстка
© дизайн-бюро «Щука», 2008